Призрак

idhxQdjWFZ0[1]Он смотрел на нее и не мог понять, как получилось так, что он влюбился. Она конечно совсем не была похожа на обычных людей – такое чистое, полное света существо, но все же она простой человек, а он…  Он был приставлен к ней на время, чтобы ее охранять. Старший сказал, что она представляет ценность для них, потому что должна выполнить в этом мире свою миссию, а силы зла как раз ополчились против нее. Даже не то чтобы силы зла, а так – мелкие пакости. Она конечно же не догадывалась ни о чем таком, и о том, что это одна ее  знакомая, завидующая ей черной завистью навлекла на нее все эти напасти – просто все сыпалось из рук и ничего не складывалось, а если даже и начинало что-то получаться, то обязательно приходил момент, когда все это, буквально в один миг рушилось прямо у нее на глазах. Ее знакомый астролог сказал, что для нее настал неблагоприятный период – транзит луны проходит в опасном месте, но она то знала, что луна здесь ни причем. Ее знакомый — эзотерик утешил ее, объяснив, что это кармический узел, который тянется с давних пор, чуть ли не с позапрошлой жизни, и его необходимо развязать. Она слушала все это кивая головой, но не придавая особого значения, как и всему тому, что происходило с ней.

Она, как всегда шла по жизни легко — порхая и любуясь всем вокруг,  будто неземное существо. Люди обычно обременены проблемами, ничего не видят вокруг себя и только бегут куда-то, думая в пути неизвестно о чем, а она всегда с широко распахнутыми глазами смотрела на этот мир, словно видела его впервые.

Поначалу он наблюдал за ней с любопытством, он думал, что она просто не от мира сего – так, крейзи-жилтыижиц, так они в шутку между собой называли слегка чокнутых людей. Но чем больше времени он проводил рядом с ней, тем больше каких-то непонятных чувств рождалось в его душе.

Он стал замечать, что испытывает к ней глубокую нежность, и что это задание – защищать и оберегать ее все больше нравится ему. Ему доставляло несметное удовольствие подстраивать события в ее жизни так, чтобы все складывалось один к одному. Она тогда прыгала как ребенок, ужасно радуясь, и говорила, что это проявление высших сил – в общем то она была права. А когда ей грозили хоть малейшие опасности, он яростно отгонял их от нее, по настоящему волнуясь, что что-то может ей навредить.

Целый день она могла провести наедине с собой и природой –  рисуя картины, и наслаждаясь этим занятием. Она очень красиво рисовала – было в ее картинах что-то, отчего сжималось сердце, какое-то щемящее чувство тоски, может даже не тоски, а светлой грусти о чем-то, непонятно о чем. Он то очень хорошо знал, по чему была эта грусть. Каждый человек испытал это чувство хоть раз в жизни, если сердце его еще не совсем превратилось в камень.

Обычно он сидел рядом, смотрел как она рисует и наслаждался вместе с ней. В эти минуты его самого охватывала эта светлая грусть и еще что-то, он никак не мог понять что.  А ночью, когда она ложилась спать, он желал ей спокойной ночи и целовал. Его поцелуй был совсем не заметен для нее, но каждый раз она улыбалась и жмурила от удовольствия глаза. А он окутывал ее сны пеленой волшебства. Когда она просыпалась, то совершенно не помнила их, но знала, что  была в каких-то чудесных местах и от этого порхала по жизни еще веселей.

Он сам не понял, что случилось с ним однажды ночью, когда она крепко спала – просто он захотел ее вдруг обнять. Он знал, что не должен был так поступать, но соблазн был слишком велик. Он лег рядом с ней и обволок ее весь собой – ему доставляло огромное удовольствие пронизывать ее всю. Неожиданно она открыла глаза и уставилась прямо на него. Она не могла видеть его отчетливо, но что-то увидеть все же могла и, судя по выражению глаз, увидела. Тогда он схватил ее и закрутил, что было сил, и вместе они погрузились в сон – прекрасный сон, в котором он и она были просто полем чистой энергии, и в этом сне они любили друг друга безумно и без слов.

После этого случая его конечно же отозвали от нее. 

— Ты что, совсем с ума сошел? — спросил старший, когда вызвал его к себе на ковер.

 – Даже не смей приближаться к ней. Мы послали тебя для того, чтобы ты ее охранял, а что устроил ты? Я до сих пор не могу понять, как тебе только такое в голову пришло!

И действительно, не понятно, как такое могло придти в голову ему – нормальному ангелоподобному призраку порядка 25, призванного защищать и охранять разные существа этой Галактики, в том числе и людей, а также поддерживать мир, порядок и сеять добро. Как?

Он постоянно задавал себе этот вопрос, а ответ всегда был один – больше всего на свете он хотел бы быть вместе с ней, где бы и кем бы она не была. Он влюбился, он заболел, несмотря на то, что ангелоподобным призракам просто неведомо такое проявление любви. Они любили всех и вся безусловной любовью, но чтобы ангелоподобный призрак полюбил женщину – никогда.

Теперь он мог наблюдать за ней только издалека и такая ностальгия, такая тоска охватывала его от того, что он не мог быть больше рядом, не мог ее защищать, не мог пожелать спокойной ночи, не мог провести целый день возле нее.

Кажется, она тоже стала намного печальнее, перестала смеяться совсем, почти перестала рисовать и все чаще думала о чем-то глядя в никуда, а ночью так грустно ложилась в свою кровать, сворачивалась калачиком и засыпала, и еле заметная слезка появлялась возле левого глаза. Казалось, тоска пронизывала все ее существо. От этого ему становилось еще хуже, и так хотелось придти и хотя бы приободрить ее, но он знал, что нельзя.

Но самое страшное для него началось, когда она познакомилась с другим. Он был обычный среднестатистический человек, не примечательный ничем особенным. Он смотрел на него и никак не мог понять, что же она в нем нашла. Казалось, такое красивое неземное существо должно быть с достойным ее красоты.  Но она, кажется, была довольна, а может даже в чем-то счастлива с ним.

Все чаще улыбка появлялась на ее губах, она перестала подолгу глядеть в никуда и снова начала рисовать. Сначала они встречались просто изредка, где-то на стороне, потом все чаще он стал приглашать ее к себе, а потом и она пригласила его. Он знал, что она практически никогда никого не приводила к себе домой.

Ее дом был как храм – полное силы и света жилье, все пропитанное ее красотой, и она совершенно правильно поступала с ним. Не звала в него кого попало, содержала в порядке и чистоте, а чувства, которые она испытывала здесь, были настолько чисты, что пропитали собой все вокруг и сделали это жилье особенным. Но тут она вдруг пригласила его к себе, и они долго сидели и пили чай и болтали ни о чем, а потом как бы невзначай очутились возле кровати, а потом и в ней. Он начал ее раздевать, а она… помогала ему.

Он смотрел на мокрые, извивающиеся тела, и жуткая ревность душила его. Чтобы призраки порядка 25 испытывали ревность – никогда. Это было просто чуждо для них — ангелоподобных призраков. Единственное, что им прописано было испытывать – это ВСЕЛЕНСКУЮ любовь, любовь ко всему сущему. Что же черт возьми с ним произошло? Может он и вправду заболел, подцепил эту заразу на Земле? Ведь известно, что нигде в Галактике не бушуют такие бурные чувства, как у людей, живущих на этой планете.

Он понимал, что теряет ее. Он знал, что ее новый знакомый скоро сделает ей предложение, и она, скорее всего, согласиться выйти замуж за него, и будет жить вместе с ним. Но счастлива, по настоящему счастлива не будет никогда.

Тогда он плюнул на все и решился, решился на этот шаг. Напрасно его отговаривали все хоть сколько-нибудь знакомые существа. Все призраки от 1 до 65 порядка и ангелы и другие небесные существа, все приходили и говорили:

— Ты сошел с ума! Не делай этого, ты не представляешь даже, чем это тебе грозит. Ты знаешь, что значит быть человеком? По сравнению с нашей, человеческая жизнь – сущий ад.

Только старший не стал ему ничего говорить, он просто тяжело вздохнул и помотал нимбом над своей головой – много он повидал на своем веку за это бесконечное количество лет, прошедшее со дня сотворения мира.

Она шла по улице и как всегда широко распахнув глаза любовалась всем вокруг. Он шел навстречу ей. Она не видела его, потому что засмотрелось на играющих детей, а он специально не отошел в сторону, и она врезалась прямо в него, поморщилась, подняла глаза и остолбенела,  в глазах ее было море удивления:

      — Ты? – все еще не веря своим глазам спросила она. – Что ты делаешь здесь?

      — А ты что — узнала меня? – не меньше нее удивился он.

    Она рассмеялась своим звонким, как колокольчик смехом, прикрыла рукой глаза и зажмурилась, так как жмурилась всегда, когда он ее целовал.

      — Ты пришел ко мне? – спросила она, глядя ему прямо в глаза из-под прикрытой ладонью руки.

 Он кивнул головой.

      — Навсегда или так?

      — Да, — сказал он, — навсегда!

      — Как хорошо! Я так боялась, что не увижу тебя больше никогда. Пойдем.

ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ:
ДРУЖИТЬ СО МНОЙ:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

^