Осень

nj6zCFD44kE-300x204Наступила осень. Та самая пора, когда еще не холодно, но уже ощущается, что столь долгожданное лето  прошло и впереди ждет холодная зима, и ты чувствуешь, что с изменениями в природе меняется что-то и в тебе — будто что-то безвозвратно уходит вместе с опадающей с деревьев листвой. Появляются воспоминания из прошлого, что вызывает приятную грусть.

Такую светлую грусть, когда ты прощаешься с чем-то уже отжившем свое. Ни в одном времени года я не чувствую так остро перемену – перемену вокруг и внутри себя. Осень — это переход от пышного цветения к полному опадению, от бодрствования ко сну. Она как прощание с чем-то. Как сама неизбежность, и в этом вся она.

     Но сейчас я шла по  любимому городу, будто бы не замечая ничего. Меня заботила не осень, меня заботила масса проблем, высыпавшихся на меня в последнее время как из мусорного ведра. Я устало села на скамейку, вздохнула и огляделась по сторонам. И вдруг с удивлением обнаружила, что мое любимое время года уже пришло, а я будто  только сейчас это поняла. Кажется, в череде бесконечных переживаний я перестала замечать что-либо кроме них самих.

     И вправду, столько всего произошло! Весной меня бросил муж. Сказал : «Я тебя больше не люблю». Собрался и ушел. А я стояла, как дура и смотрела на него из окна и все никак не могла понять. «Как больше не люблю? Как такое возможно?» И как не старались меня отвлечь подруги, все было напрасно – я никак не хотела придти в себя. Они даже взяли меня с собой на юг – в Керчь, где я слонялась как тень отца Гамлета и портила им настроение своим безутешным видом. Каждый раз, видя влюбленную парочку, я готова была рыдать. Особенно горько было смотреть на тех, чьи отношения отличались особой нежностью и трепетом. Так и у нас было когда-то. Когда мы познакомились, он меня просто боготворил. Как-то по детски восхищенно и будто даже удивленно смотрел на меня и в прямом и в переносном смысле слова носил на руках. Этим своим отношениям он меня и покорил. Я знаю, что была для него всем. Тогда. Но прошло несколько лет и отношения перешли в другое русло, более спокойное, так сказать. Мы стали больше друзьями – хорошими друзьями. А оказывается, это он меня  разлюбил. Вот так взял и разлюбил, будто и не было никогда ни этого восхищенного взгляда, ни этой, как он сам выражался, «неземной любви». Больно, что и говорить, ведь я почему-то была уверена, что это между нами навсегда, а оказалось…ничто не вечно под луной. Неужели любовь может вот так вот взять и безвозвратно уйти? Я как будто бы все никак не могла в это поверить.

     Короче, улетела я с югов через несколько дней, чтобы не отравлять жизнь ни в чем не повинных людей. Но и в городе меня не оставляла моя печаль. Кажется, здесь все напоминало о нем. Тут мы любили гулять, сюда часто заходили покушать, а здесь встретились в самый первый раз – как он смотрел, когда увидел меня тогда! Он мерещился мне везде. В каждом высоком брюнете я видела его, в каждом взгляде карих глаз – его взгляд. Мне казалось, я сойду с ума. Я даже начала болеть. Болела долго и нудно, и никто не мог сказать толком, что со мной, а когда более-менее пришла в себя, вышла на работу, а мне сообщили, что я там больше не нужна. За время моих страданий и болезней пришел другой человек, который целиком и полностью подходит им, даже больше чем я, когда не страдала и не болела вовсе. Это был, конечно весомый аргумент, с которым я не могла поспорить.

         — Не печалься, — похлопала меня директриса с загаворческим видом по плечу, — все будет хорошо.

     А я все это время искренне полагала, что она хорошая тетка, но теперь мне хотелось ее замочить. Я вышла из офиса, слезы душили меня. Было такое ощущение, что я какой-то ненужный элемент в жизни других людей, и сама я себе казалась от этого такой жалкой и никчемной, что хотелось выть. Казалось, я лишилась всего –  мужа, который от меня ушел,  работы, которая тоже помахала мне ручкой,  друзьям просто надоел мой вечно плачущий вид, а расшатавшееся здоровье грозилось пойти на спад в любой момент.

         — Что же это деется? Боже мой! За что мне все это? Почему?

      Я села на первую попавшуюся скамейку и погрузилась в прострацию, потом вышла из нее и огляделась по сторонам.

         — Ба, как красиво! — с удивлением обнаружила я, и ветерок закачал кроны деревьев, как будто бы соглашаясь со мной.

          — Осень! — вдохнула я этот чудесный аромат, — как хорошо! Хорошо? Неужели в моем положении может быть хорошо?

         — Может! Ведь вопрос только в том, как все воспринимать, — будто услышала я чей-то голос.

     Я вдруг поняла, что это сама осень заговорила со мной. Она говорила, что на смену ушедшему всегда приходит новое, так стоит ли грустить?

         — Вот деревья, – сказала она, — они все лето цвели, а сейчас я позолотила их, и кажется ничего красивее этой картины нету, но через некоторое время листья опадут, и деревья будут стоять голые, пока не придет весна. Они же не плачут, не грустят, не пытаются одеть на себя зеленые листы, они принимают все как есть. Так и твоя жизнь — что то отжило, ушло, но на смену ему обязательно придет что-то новое, что-то еще, и так будет всегда, во всем… как сама жизнь и смерть.

         — Да, — внезапно поняла я. – Нет никакого смысла страдать!


Na1xWBNCLhc-231x300Я все случившееся вдруг увидела совсем с другой стороны. Да, он ушел. Ну и бог то с ним. Если он меня больше не любит, зачем он мне? Спасибо ему за то, что было, за то, что он мне дал, за то, что так любил когда-то! Но это жизнь. Что-то приходит, что-то уходит, и нет никакого смысла цепляться за то, что умерло, отжило свое. Он ушел, а ведь это значит, что в моей жизни освободилось место для кого-то другого. Я внезапно осознала, что отпустила его, отпустила окончательно и даже умудрилась пожелать счастливого пути, от чистого сердца, между прочим.

         — А работа, — подумала я, — ведь это была совсем не та работа, о которой я мечтала когда-то.

     Меня взяли сразу после института, я пошла в надежде, что это будет моя первая ступенька к высокому восхождению вверх. Но дальнейшего подъема так и не последовало.

         «Зачем дергаться, когда вроде бы все более-менее нормально, — решила я через некоторое время.» Да и всем известен юношеский максимализм. В молодости мы мечтаем обо всем и сразу, мы думаем, что нас ждут еще великие дела, и мы обязательно завоюем весь мир. Но со временем наш пыл остывает, и мы не рискуем лишний раз никуда нос совать. Где сидится более-менее, там и сидим. Есть, конечно и более удачливые из нас — те, что поймали свою фортуну за хвост, но я судя по всему не из их числа.

         — Почему не из их? – внезапно возмутилась я. — Почему я не из их числа?

     Я ведь и шага не сделал в направлении к своей мечте, кроме, как закончила институт. Всю жизнь мечтала писать детские сказки, а вместо этого устроилась в рекламное агентство придумывать рекламные стишки. Так и знайте, все самые отвратительные — мои.

         «Прекрасное начало, — думала я тогда, — надо же с чего-то начинать, поработаю пока здесь, а там разовью понемногу свой талант, глядишь, и книгу сяду писать.»

         «А, какая там книга, — думала я уже потом, — детские мечты. И кому сейчас сказки нужны, скажите на милость, если дети играют в компьютер, и уже почти разучились читать. Да и кто меня напечатает, если это никому не надо. Вот, если б детектив написать, другое дело, только детектив для меня также как рекламные стишки – занятие, которое не приносит удовлетворения. Да и вообще, чтобы раскрутиться знакомства надо иметь, а у меня как-то с этим делом не очень.»

     А сейчас я посмотрела на позолоченные осенью деревья, устремила взгляд в сиреневатую небесную высь и внезапно поняла, что мне надо, просто необходимо писать –  садиться и писать, а уж и читатель и издатели глядишь найдутся. Главное делать, то к чему сердце стремилось всегда. Как часто мы отказываемся от мечты, даже не попробовав ее реализовать, заранее ставя на ней крест из мнимых трудностей и проблем! Да это прекрасно, что меня уволили. Эти рекламные тексты, если б вы только знали, где они у меня уже. А директриса, и вправду хорошая тетка, не зря я заподозрила ее в этом еще в самый первый раз, когда только туда пришла.

  И как будто в подтверждение моих мыслей рядом закружилась листва и полетела, влекомая ветром куда-то далеко, далеко от меня. 

         — А болезни, все болезни от нервов, не буду больше болеть, — решила я, вставая  со скамейки, и пошла.

         — Куда? – спросите вы.

         — К мечте, — отвечу я, — той самой, о которой мне напомнила осень, коснувшись меня своим вдохновением.

     А за что я так люблю осень, я так до конца и не поняла – толи за то, что она уносит все старое, отжившее с собой, то ли за то, что тем самым что-то новое и интересное сулит. А вообще одного без другого не может быть. На смену ушедшему всегда приходит новое, и каким оно будет во многом зависит от нас!

ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ:
ДРУЖИТЬ СО МНОЙ:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

^